Make your own free website on Tripod.com

ASYA.CCCP

Pesnya o Druge
Health Revolution
Health Encyclopedia
Yoga for Health
English Pages
Daily News
Members' Benefits
Who is Who
Travel
CCCP
Spiritual Health
Health Education
Healthy Job
Health & Longevity
Health problems
Contacts & References

 

   Тут, может быть, подходящий момент для одного незначительного эпизода, связанного со  всеобщим любимцем кафедры Шнолем, а точнее, с одной штуко-виной в его доме. Важен же он не столько как эпизод из жизни на кафедре, сколько как ещё одна иллюстрация кем был для меня Юрка Матвеец и просто вообще каким он парнем был.

 

   Наташа (аспирантка и мой научный руководитель) как-то обмолвилась, что кафедра сбилась с ног: приближается юбилей Шноля (это была моя вторая любовь на Физфаке, после математика Шишмарёва) и кафедра знает, что хочет ему подарить, но не может нигде найти – японскую или китайскую фарфоровую статуэтку толстого гурмана – Счастливого Будды.

   Сегодня, когда в Москве можно найти и купить всё, что хочешь, это кажется странным. Но то было немного другое время. Помню, что даже словарь или хоть какой-то учебник японского языка нужно было искать у букинистов год или два.

   По вечерам мы с Юркой обычно делились событиями прошедшего дня, и я поведал ему о проблемах кафедры. Тогда мы не знали ещё Великолепной Семёрки, но Юрка уже тогда ходил, говорил и действовал, как Юл Бринер.Я знаю, что они ищут, и знаю, где этот Счастливый Будда находится. У меня дома во Владивостоке.

 

   Юра приезжал поступать на астрономическое отделение Физфака уже, как минимум, второй раз – упрямо хотел быть астрономом. Жил он во Владивостоке вдвоём с матерью. Отца в живых уже не было. Насколько мне помнится, статуэтка была одна из вещей, оставшихся от отца. Возможно с японской войны. Вечером Юра позвонил матери и через 2-3 дня авиапочтой мы получили бандероль, и я впервые держал в руках настоящего дальневосточного Счастливого Будду. Думаю, Шнолю было бы интересно узнать эту маленькую историю, так как известно, что этот Будда принёс его дому счастье.

 

   Позже, выполняя задание, мы вместе с Юркой повстречались и подружились с Героем Советского Союза Михаилом Васильевичем Водопьяновым, обсуждали вместе много важных вещей. Но продолжение нашей дружбы я не могу назвать очень счастливым. Потому, что я не знаю сегодня, где мой друг Юра Матвеец и что с ним.

 

   В астрономической группе училась самая красивая девчонка нашего курса – Рая Кальницкая. Много поэтических строк посвятили физфаковские поэты её необыкновенным глазам. Доподлинно мне до сих пор неизвестно был ли Юрка влюблён в неё, или просто симпатизировал, или что? Этот упрямый ковбой никогда не говорил много, а тем более о себе. Он был настоящим во всём, и был бы первым в любой великолепной семёрке, десятке, тройке… Благородный, красивый, а, главное, с живым чутким сердцем. Он больше слушал, чем говорил и умел слушать и слышать.

 

А если случится, что он влюблён,

А я – на его пути.

Уйду с дороги – таков закон:

Третий должен уйти…

         

   Это слова из советской песни о друге…  Всё в жизни, конечно же, предрешено и предначертано свыше. Видно была, зачем-то, причина тому, что случилось с нами.

 

   Рая давно мне нравилась. Я увидел её глаза ещё во время приёмных экзаменов, но никогда с ней не заговаривал, и никто о моих чувствах не знал. К   несчастью, Юрка, благородный и добрый Юрка, пригласил меня готовиться вместе к экзаменам второго семестра – с ним и с Раей, в саду, окружавшем ГАИШ (Государственный Астрономический Институт имени Штернберга). Результаты такой подготовки оказались весьма печальными, включая экзамены.

 

   Женщины, почему-то, когда у них есть возможность, как правило, делают худший выбор. Раин мне тоже никогда не был понятен. Если бы даже Друг мой и не был влюблён в неё! Это не важно, если такой вот парень рядом с тобою! Как же слепа любовь!!! Чем я затмил ей глаза, не знаю. Песнями ли, или другой, какой чепухой. Но она нахватала двоек в ту сессию. А я – предатель, просто забыл про Друга, убаюканный собственным счастьем. Просто не удосужился побеспокоиться, подумать: что, если я – на его пути. Таким вот чудовищно себялюбивым оказался счастливый мой эгоизм, что сегодня мне самому в это трудно поверить, когда я пытаюсь вспомнить, как всё случилось? Как всё это происходило? Что делали мы в те дни? Как мы общались с Юркой? Помню, я подозревал, что Рая ему не безразлична. Но как смог я найти и какую лазейку удобную в своей совести, к счастью, уже не помню.

 

                                               ФОТО 

Юра Матвеец и Рая Кальницкая

 

 

 Мне никто ничего и никогда не сказал об этом. Видимо, знали всю правду только двое – Юра и Тот, Кто знает всю правду. И, может быть, Рая…

 

   Нашу свадьбу праздновали опять же в ГАИШе. Астрономы и геофизики. Только счастье наше оказалось коротким. Через несколько лет мы расстались, заплатив с лихвой за ошибки и за предательство. Но пострадал больше всех наш сын и моя мама Тая, которая его больше жизни любила.          

Enter supporting content here