Make your own free website on Tripod.com

ASYA.CCCP

Mezhdu Morem i Nebom
Health Revolution
Health Encyclopedia
Yoga for Health
English Pages
Daily News
Members' Benefits
Who is Who
Travel
CCCP
Spiritual Health
Health Education
Healthy Job
Health & Longevity
Health problems
Contacts & References

 

   Встреча с Братьями, которых раньше не знал, это всегда незабываемый праздник! Мне сказали, что такой сюрприз меня ждёт на Витязе. И поэтому, состояние дважды восторженного ожидания овладело мной уже на Ярославском вокзале Москвы. Витязь до сих пор остаётся эмоциональной вершиной моей земной жизни. Светила, качающиеся над снастями, Океан, другие созвездия и редкие огни пароходов в ночи, альбатросы, летучие рыбы и много, много других сокровищ за четыре коротких месяца.

 

   Кульминацией всей экспедиции стали, конечно, пять дней на спасательной шлюпке. Главная цель – эксперимент на выживание в экстремальных условиях. Врачи, его проводившие, работали на космонавтов, которых мы и изображали, на случай их приводнения. Аварийный запас еды тоже был космонавтский. Я сохранил его почти полностью и потом с гордостью кормил родственников. Кроме главной – космичес-кой, были и кое-какие задачи по нашей морской науке. Юра Грачёв, например, должен был регулярно записывать метеоданные. Довольно подробно всё это описано в статье В. Воловича, опубликованной в 11-м (ноябрьском) номере журнала Вокруг Света за 1969 год. Поэтому, здесь постараюсь дополнить лишь то, о чём там не сказано.

 

   Мнения двух научных отрядов океанологов на Витязе перед высадкой нашей разошлись. Сама шлюпка в этом эксперименте являлась уникальным  живым буем. Поэтому было важно правильно предсказать, куда она будет дрейфовать за время эксперимента, и с какой примерно скоростью. По словам капитана Лисянского (?) по мореходной части это тоже был уникальный опыт. Впервые на мировом флоте шлюпка с людьми буксировалась на полном ходу в океане (брызги нас вымочили с ног до головы и в нашу первую мокрую ночь мы дружно тряслись от холода). Потому и посадили меня с мачете на нос вперёдсмотрящим: при любой опасной для нас ситуации тут же перерубить буксировочный трос.

И такой момент был, когда какой-то чудак из матросов выбросил за борт судна ненужный деревянный ящик. Наскочи мы на него на такой скорости шлюпка бы в лучшем случае оказалась пробита. Я пережил несколько острых минут, гадая, как Гамлет, до последних секунд рубить или не рубить. Но Серёга на корме сумел подрулить, и мы разошлись с ящиком примерно в полутора метрах.

 

   Из десяти человек экипажа было трое студентов, Серёжа Лаппо, штурман, радист-инженер и врачи – специалисты по космической медицине. При загруэке шлюпки Серёжа, как истый яхтсмен, шепнул мне: Я без паруса не пойду. И мы тайком, погрузили парус под видом брезента. И накаркали: на второй день нас потеряли! Презабавшейшая ситуация: Витязь отбуксировал нас на несколько часов хода из расчёта, что течения, волны и ветер будут нас дрейфовать в его сторону, и пошёл себе по своим более важным делам. Спустя какое-то время мы (студенты) с телячим восторгом обнаружили, что дрейфуем в противополож-ную от Витязя сторону. Сперва как-то никто сильно не обеспокоился, но на вторые сутки нас уже потеряли по-настоящему! Дольше всего связь держал некондиционный приёмник, купленный, кажется Германом, в Сингапуре. Мы ещё слышали по нему позывные Витязя, но он нас уже нет. А потом пропала и эта связь. На третьи сутки мы шёпотом договорились с Серёжей, что, если через 48 часов нас не найдут, привяжем Воловича к мачте и пойдём в Сомали! Класс!! Слава Богу, что на пятые сутки мы услышали позывные Витязя, взявшего обратный курс, и нас обнаружили. Откуда нам было знать, что именно в эти дни экспедиция получила радиограмму о том, что заход в Сомали отменяется и Витязь должен идти в Карачи…

 

   А со шляпой, в которой красуюсь я на носу шлюпки (жаль, что мачете не видно), связан другой классический эпизод, пророчески предсказанный профессором Сперанской (подчиняйтесь без унижения…). Старший на шлюпке, Виталий Волович, потребовал, чтобы я шляпу снял, когда нас фотографировали. Он считал, что ему для отчётов такой романтический антураж не подходит. Он был прав по-любому, ибо то был его эксперимент. А я, разумеется, заупрямился. Но, конечно же, шляпу снять всё равно пришлось. Есть даже два кадра того момента, когда 9 из нас сидят на корме – на одном я гордый и в шляпе, на другом – без неё, понуривший голову. Забавно лишь, что в дальнейшем, не только на снимке к статье в Вокруг Света, но и на многих других публикациях, шляпа везде присутствует! Может быть, вкусы со временем изменяются, но скорее всего, весёлый мужик Волович и сам был доволен, что сохранились два варианта – для прессы и для отчёта!          

 

                                                  ФОТО

На второй день нас потеряли! Поэтому эксперимент на выживание был настоящий!!

 

   Но самыми важными эти сутки стали благодаря ночам и ночным вахтам. Днём мы мучались от жары и жажды (аварийный запас – 200 грамов воды на день). Ночью от сырости и соответственно от прохлады. А сырыми мы делались не от пота, а от соли морской, оседавшей на нашей коже после морских обтираний в надежде хоть слегка охладиться днём. Ночью же эта соль впитывала в себя и в нас влагу, отчего и дрожали мы, как новорожденные ягнята.

  

Но, несмотря на всё это, именно ночью на вахтах, открылось мне самое главное! Я увидел, что Океан живой! Не с многометровой высоты палубы судна, а в маленькой шлюпке, отгороженный лишь её зыбким бортом, на одном уровне с Океаном мог я не только видеть, но чувствовать, как он дышит, как взымается его грудь и наша шлюпка на ней! А потом из глубин поднималась светящаяся река. Река разноцветного света! Живое светящееся течение! Извивалось, пульсировало и текло куда-то в неведомое.

 

   И самое главное – светила и Космос, глядящие тебе прямо в глаза! И тогда мне вторично открылась главная  Истина, которую ищешь порою всю жизнь – что я – часть всего Этого, Абсолютного и Совершенного Я! Одного и Единого, у которого просто много разных названий!

 

                                               ФОТО

                 После 5 дней на спасательной шлюпке.

  

     В другой раз я испытал просветление это опять в экспедиции и опять в океане, но уже не в Индийском, а в Южном, т.е. в Антарктике.

  

   Когда мы вновь поднялись на палубу Витязя, она забавно качалась у нас под ногами (из-за другого, чем у шлюпки периода колебаний). Нас наградили шуточными медалями с изображениями Собаки Павлова и надписью За службу науке!. А я про себя подумал: И за открытие самое самое главное!.  

   В целом же, в том историческом 40-м рейсе для посвящённых из витязян уникальнейшим обстоятельст-вом и событием стали общение и совместная работа сразу семи Членов Общества одновременно на борту одного судна! Объяснение этому было в особой международной амбасадорской (посольской) миссии Витязя и значении, которое уделялось и уделяется в СССР изучению и освоению Океана.

Enter supporting content here