Make your own free website on Tripod.com

ASYA.CCCP

"Delo Vrachey" i Mudrost Asi
Health Revolution
Health Encyclopedia
Yoga for Health
English Pages
Daily News
Members' Benefits
Who is Who
Travel
CCCP
Spiritual Health
Health Education
Healthy Job
Health & Longevity
Health problems
Contacts & References
“ДЕЛО ВРАЧЕЙ” и МУДРОСТЬ АСИ

                 Воля Его была такова, чтобы свет откровения  

                                 просвещал умы Его детей постепенно;

        чтобы они вразумлялись больше истинами, которые

Он передавал, и жизнью, которою Он жил,

нежели чудесами, которые Он творил.

 

Фаррар. Жизнь Иисуса Христа

 

                    

   Неожиданный и абсолютно не подготовленный приезд в Америку стал для меня вроде полёта на невидимую сторону Луны. Много нового здесь открылось мне в отношении соотечественников и в моей собственной жизни. Попытаюсь поделится одним, очень личным на первый взгляд, откровением, полученным в Новом Свете, в дни, когда праздновался 100-летний юбилей рождения Аси Алифановой.

 

  В 90-х годах минувшего века газета “Русская Америка” в Хьюстоне поместила две короткие публикации о Ефросинии Карповне Алифановой (Асе) – сестре мило-сердия, дружиннице Красного Креста и капитане меди-цинской службы на фронтах четырёх войн, беспар-тийном, неподкупном и непокорном народном депутате – в мирное время; о трагических эпизодах её героической и, в конечном итоге, счастливой судьбы.

 

   Жизнь в Америке и общение с переселенцами из Евро-Азии помогли мне глубже понять и оценить главные душевные качества моего первого Гуру, прежде, может быть, заслонявшиеся восторженным преклонением и глубокой моей к ней личной любовью.

  

   Не знаю, что поставить на первое и что – на второе место. Мудрость ли Аси была источником её истинно христианской любви к окружающим, или Бог наградил её этой любовью, чтобы через неё обрела Ася тихую неугасающую мудрость, освещавшую и освящавшую всю её долгую подвижническую жизнь.

   Но за проведённые в США в наблюдениях и размыш-лениях годы, думаю, мне открылась, в конце концов, истинная цель многих поступков Аси, глубинная тайная мудрость и “стратегия” её жизненного пути.

 

   Обстоятельства трагической гибели, а точнее – убийства большевиками её мужа – Афанасия Михайловича Алифанова долгие годы, пока мы не стали взрослыми, хранились в глубокой тайне от нас молодых.

Как я теперь понимаю, не ради одной только безопасности, но главное, чтобы не отравить наши Души, не переплести воедино и не перепутать в детском сознании власть, строй и страну.

 

   Впервые у Аси сорвалось с языка, что “какая-то в державе датской” ложь, весной 1953 года, незадолго до смерти Сталина, когда ТАСС объявило о “разоблачении группы врачей-вредителей” во главе с известным медиком, профессором М.С.Вовси.

 

   Тем из читателей, кто помоложе, может быть, надо рассказать о так называемом “деле врачей”, обвиняемых в намерении сократить жизнь лидерам Советского Союза с помощью вредительского лечения и в связях с международной еврейской организацией “Джойнт”.

   Начались увольнения евреев и не только из медицинских учреждений. Теперь полагают, что это было началом большого нового “дела” в стиле 30-х годов, задуманного Сталиным лично, примерно в 1948 году, и направленного на достижение сразу нескольких целей. Не исключено, что маразмирующий в своей подозрительности “отец народов” хотел использовать врачей как повод расправиться с очередными своими противниками в руководстве страны, включая Берию, который, как нынче пишут в России, похоже, имел компромат о сотрудничестве Сталина с царской охранкой до революции.

 

   В 1948 году, по приказу Сталина, был убит Соломон Михоэлс, замечательный артист и предводитель ЕАК – Еврейского Антифашистского Комитета. В 1952 году группа членов ЕАК была расстреляна. Видимо, Сталин хотел связать дело ЕАК с делом врачей и профессор М.С.Вовси, двоюродный брат С.М.Михоэлса, подходил для этой цели как нельзя лучше.

 

   “Помнишь весёлого командира, который качал тебя на ноге? Это и есть доктор Вовси”. Но я помнил лишь очень немногое из нашей жизни на Дальнем Востоке, в Хабаровске и Благовещенске, в середине 40-х годов. В памяти с той поры остались песни про крейсер Варяг, про фонарики: “Над ночной Москвою, вдоль Москва-реки…”. Помню ёлку и маму на сцене.

 

                                             Ф О Т О 

 

Это она – наша мама, тоже на ёлке, но уже на другой, в Краснодаре во Дворце Пионеров. 1952 г.

 

Помню “Наполеон” – мамин торт, вкуснее которого никогда и ничего больше в жизни не ел. Помню бурые помидоры, дозревавшие на подоконниках, диски замороженного молока на базаре и чёрную тарелку радио, говорившую про войну с японцами.

 

   Но от доктора Вовси мне запомнились лишь блестящие вкусно пахнувшие голенища его сапог, обхватив которые и повизгивая, я взлетал выше стола! Мне было ясно тогда, что “весёлый командир” ходит к нам только ради этой забавы. И мне не нравилось, когда он отвлекался на какие-то разговоры и когда Ася звала его не “командир”, а “доктор”.   

 

   “Доктор Вовси не может быть “врач-вредитель” и “враг-народа. Ася так и сказала, не в творительном, а в именительном падеже. Это неправда и несправедли-вость. Он – друг народа”. В первый раз я услышал её сарказм, недоверие и откровенное вслух несогласие с тем, что вещалось нам из Кремля. Вскоре, однако, другое происшествие – смерть тирана, казавшаяся тогда, в марте, миллионам людей личным горем, отодвинула на короткое время все другие события.

 

   Врачей реабилитировали, по тем временам, относи-тельно быстро – 4 апреля 1953 года. Но это “дело” послужило началом осторожных асиных со мной откровений. Сначала  о прошлом. Позже и постепенно – о более близком и настоящем. О том, например, что доктор Вовси и маршал Тимошенко действительно принадлежали к тайной организации. Но абсолютно к другой, нежели Сталин подозревал…         

 

   Не похвастаюсь, что уже тогда понял все задумчивые Aсины слова, обращённые порой будто-бы и не ко мне. Может быть, Ася уговаривала и себя самую тоже, что государство – ещё не всегда Отечество, власть и правительство, строй и страна, народ и люди – не одно и то же. Иногда её речи звучали, как дзэн-буддистские парадоксы (слов я таких тогда тоже, конечно, не знал). Только теперь, через многие годы и через тысячи километров от дорогих могил и от тех святых мест, где всё это было мне так ясно говорено, я начинаю, может быть, понимать истинный и сокровенный смысл Aсиных слов.  

Enter supporting content here